Статьей 62 Конституции Республики Беларусь определено, что каждый имеет право на юридическую помощь, в том числе право пользоваться в любой момент помощью адвокатов.

 

Оказание юридической помощи подразумевает использование информации, которую клиент зачастую желает хранить в тайне, а кроме того, нередко это необходимо из тактических соображений.

 

Поэтому одним из важнейших условий оказания юридической помощи является конфиденциальность общения адвоката с клиентом.

 

Особенно актуальным вопрос о конфиденциальности становится в том случае, когда клиент является осужденным и находится в исправительном учреждении для отбывания наказания в виде лишения свободы.

 

Осужденным в силу ч. 2 ст. 42 УПК признается лицо, в отношении которого вступил в законную силу полностью или частично обвинительный приговор суда.

 

Необходимость юридической помощи у гражданина, находящегося в статусе осужденного, может возникнуть по самым разным основаниям: для подготовки надзорной жалобы на приговор, обжалования действий и решений сотрудников исправительного учреждения, реализации гражданских прав в отношениях с лицами, находящимися за пределами исправительного учреждения, и т.д.

 

На практике часто случается, что в исправительной колонии не позволяют конфиденциально общаться с адвокатом. Сотрудники исправительных учреждений в таких случаях ссылаются на то, что якобы законодательством не определено право осужденного на конфиденциальное общение с адвокатом или на то, что у них нет помещения. При этом общение с адвокатом предоставляется осужденному «через стекло», когда все сказанное в телефонную трубку могут слышать сотрудники исправительного учреждения, и в присутствии других граждан. Такое положение вещей противоречит действующим законодательным актам – Конституции Республики Беларусь и закону.

 

Право на конфиденциальность установлено законом

 

Право осужденного на полную конфиденциальность общения с адвокатом прямо определено в законодательстве.

 

Согласно пункту 3 ст. 6 Закона Республики Беларусь от 30.12.2011 №334-З «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» осужденному при оказании юридической помощи обеспечиваются необходимые условия для встреч и консультаций с адвокатом с соблюдением их полной конфиденциальности.

 

Из данной нормы следует, что право осужденного на конфиденциальное общение с адвокатом является безусловным, то есть не зависит ни от чьего-либо усмотрения или бытовых условий исправительного учреждения.

 

Однако, на практике встречаются ситуации, когда сотрудники исправительных учреждений, препятствуя обеспечению конфиденциальности общения осужденного и адвоката, ссылаются на то, якобы положения Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» для них не обязательны, поскольку, по их мнению, данный закон распространяется исключительно на адвокатов.

 

Ошибочность такого толкования заключается в том, что Закон Республики Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» определяет общие условия реализации каждого лица на получение юридической помощи. При этом Закон также устанавливает и право осужденного на конфиденциальности встреч с адвокатом.

 

Закон обязателен для применения всеми. Статьей 67 Закона Республики Беларусь от 17.07.2018 №130-З «О нормативных правовых актах» определено, что нормативные правовые акты имеют обязательную силу на всей территории Республики Беларусь.

 

Статья 23 Конституции Республики Беларусь устанавливает, что ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц.

 

И поскольку закон, обладающей обязательной юридической силой, наделяет осужденного гражданина правом на полную конфиденциальность при общении с адвокатом, то всякое ущемление данного права является незаконным.

 

Понятие конфиденциальности определено в законодательстве

 

Пункт 13 Инструкции о поведении адвоката в местах содержания под стражей и исправительных учреждениях, утвержденной постановлением Министерства юстиции Республики Беларусь от 18.05.2005 № 22, определяет конфиденциальное общение в условиях, когда сотрудник может видеть, но не слышать, лишь в отношении лиц, содержащихся под стражей (то есть еще не являющихся осужденными).

 

Однако это не исключает применение ее положений к получению юридической помощи осужденными по двум причинам:

 

1) Часть 1 ст. 71 Закона Республики Беларусь от 17.07.2018 №130-З «О нормативных правовых актах» определено, что устранение пробелов в законодательстве (правовом регулировании) может осуществляться путем применения институтов аналогии закона и аналогии права.

Аналогия закона, согласно ч. 2 ст. 2 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах» - применение к общественным отношениям вследствие отсутствия норм права, регулирующих данные общественные отношения, норм права, регулирующих сходные общественные отношения.

 

Общение адвоката с лицом, находящимся под стражей, и общение адвоката с осужденным, отбывающим наказание в исправительной колонии, является схожими общественными отношениями, поскольку у такого общения всегда одинаковый предмет – оказание юридической помощи. Адвокат оказывает юридическую помощь вне зависимости от правового положения гражданина, то есть изменение наименования положения с лица, находящегося под стражей (подозреваемого, обвиняемого), на осужденного не изменяет предмет деятельности адвоката.

 

Поэтому для отношений по общению адвоката с осужденным в части конфиденциальности по аналогии применяются те же правила, что и для лиц, заключенных под стражу.

 

2) Абзац 7 п. 1.1 Директивы Президента Республики Беларусь от 27.12.2006 N 2 «О дебюрократизации государственного аппарата и повышении качества обеспечения жизнедеятельности населения» определено, что в случае неясности или нечеткости предписаний правового акта решения должны приниматься исходя из максимального учета интересов граждан.

Учитывая то, что право осужденного на конфиденциальность при общении с адвокатом способствует его интересам, принимая во внимание применение положений аналогии закона – т.е. положений п. 13 Инструкции, при всякой встрече (свидании) осужденному должны быть обеспечены условия, когда сотрудник исправительного учреждения может видеть, но не слышать его бесед с адвокатом.

 

Полная конфиденциальность, о которой указано в п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, подразумевает, что общение осужденного с адвокатом должно производиться за пределами слуха третьих лиц. 

 

Значение слова «конфиденциальность» по толковым словарям русского языка определяется как тайность, закрытость от посторонних и т. п. Это означает, что содержание конфиденциальной беседы не должно быть известно иным лицам, помимо собеседников, в том числе не должно становиться известным контролерам и сотрудникам администрации колонии.

 

Возможность контролера слышать беседу, свидетельствует о том, что содержание беседы осужденного с адвокатом становится известным контролеру, что лишает беседу конфиденциальности.

 

Таким образом, конфиденциальность имеет место лишь в том случае, если при общении осужденного с адвокатом не присутствует контролер (сотрудник администрации) и если это общение проводится без использования телефонной трубки (через которую беседа слышна контролерам).

 

Международные стандарты гарантируют конфиденциальность

 

Международные стандарты также обязывают государственные органы обеспечивать право лица на встречи (свидания) с адвокатом в условиях конфиденциальности вне зависимости от правового положения гражданина (подозреваемый, обвиняемый, осужденный).

 

Согласно п. 8 Основных принципов, касающиеся роли юристов, принятых восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями Гавана, Куба, 27 августа - 07 сентября 1990 года, всем арестованным, задержанным или заключенным в тюрьму лицам предоставляются надлежащие возможности, время и условия для посещения юристом, сношения и консультации с ним без задержки, вмешательства или цензуры и с соблюдением полной конфиденциальности. Такие консультации могут проводиться в присутствии должностных лиц по поддержанию правопорядка, но без возможности быть услышанными ими [1].

 

В силу п. 93 Минимальных стандартов правил обращения с заключенными, принятых на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, состоявшемся в Женеве в 1955 году, свидания заключенного с его юридическим советником должны происходить на глазах, но за пределами слуха сотрудников полицейских или тюремных органов [2].

 

Принцип 18 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию и заключению в какой бы то ни было форме, принятых резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 года, гласит, что свидания задержанного или находящегося в заключении лица с его адвокатом могут иметь место в условиях, позволяющих должностному лицу правоохранительных органов видеть их, но не слышать [3].

 

Таким образом, ООН определяет обеспечение гражданину полной конфиденциальности при общении с адвокатом в качестве международного стандарта, которым должны руководствоваться страны-участники.

 

Следует отметить, что Конституционный Суд Республики Беларусь при принятии ряда решений [4] руководствуется положениями вышеуказанных международных стандартов. Это говорит о том, что Республика Беларусь признает их в качестве общепризнанных и подлежащих применению на ее территории. Следовательно, сотрудники исправительных учреждений не вправе игнорировать международные стандарты при предоставлении осужденному свиданий с адвокатом, то есть обязаны обеспечивать их полную конфиденциальность.

 

Статьей 58 Конституции Республики Беларусь определено, что никто не может быть понужден к отказу от своих прав.

 

Поскольку осужденный имеет право на конфиденциальность при общении с адвокатом, что определено в п. 3 ст. 6 Закона Республике Беларусь «Об адвокатуре и адвокатской деятельности», то сотрудники исправительных учреждений не вправе препятствовать ему в реализации данного права. Поэтому общение осужденного с адвокатом должно происходить в условиях конфиденциальности.

 

При этом конфиденциальность в исправительном учреждении подлежит такой же трактовке, как конфиденциальность в следственном изоляторе – а именно, условия, при которых содержание беседы осужденного с адвокатом не может контролироваться, общение их происходит без применения технических средств контроля беседы (в том числе без телефонной трубки), в помещении не присутствует контролер, иной сотрудник администрации или посторонние граждане, явившиеся на краткосрочные свидания.

 

Разрешение коллизий

 

По всем расхождениям между Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 20.10.2000 № 174 (далее – Правила № 174), Уголовно-исполнительным кодексом Республики Беларусь (далее – УИК) и Законом Республики Беларусь от 30.12.2011 № 334-З «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» (далее – Закон об адвокатуре) по вопросу права на конфиденциальность общения осужденного с адвокатом подлежат применению нормы Закона об адвокатуре.

 

Согласно ст. 70 Закон Республики Беларусь от 17.07.2018 № 130-З «О нормативных правовых актах» а случае коллизии нормативных правовых актов субъекты правоотношений обязаны руководствоваться предписаниями нормативного правового акта большей юридической силы. В силу ч. 2 ст. 70 того же Закона в случае коллизии нормативных правовых актов одинаковой юридической силы и если ни один из них не противоречит нормативному правовому акту большей юридической силы, действуют положения нормативного правового акта, принятого (изданного) позднее.

 

В силу п. 4 ст. 23 Закона Республики Беларусь от 17.07.2018 «О нормативных правовых актах» законы имеют большую юридическую силу по отношению к нормативным правовым актам министерств. Поэтому Закон об адвокатуре выше по юридической силе, чем Правила № 174, утвержденные постановлением министерства.


Согласно специальной норме – п. 11 ст. 23 Закона Республики Беларусь «О нормативных правовых актах» новый нормативный правовой акт имеет большую юридическую силу по отношению к ранее принятому по этому же вопросу нормативному правовому акту этого же нормотворческого органа.


Так, оба нормативных правовых акта – Закон об адвокатуре и УИК – приняты одним нормотворческим органом (Парламентом). Эти акты регулируют один и тот же вопрос – условия свидания и общения осужденного с адвокатом. При этом УИК принят ранее – в 2000 году, а Закон об адвокатуре принят позже – в 2011 году. Таким образом, по вопросу условий общения осужденного с адвокатом Закон об адвокатуре имеет большую юридическую силу, чем УИК.

 

Закон об адвокатуре является актом большей юридической силы по отношению к Правилам № 174 и также является актом, принятым позднее, по отношению к УИК, поэтому согласно вышеприведенного правила о разрешении коллизий подлежит применению именно норма п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, устанавливающая безусловное правило о необходимости обеспечения конфиденциальности общения осужденного и адвоката.

 

Недопустимость приравнивания адвокатов к родственникам осужденных в части условий общения с осужденным.

 

Краткосрочные свидания предоставляются осужденным для общения с родственниками. Количество краткосрочных свиданий зависит от режима отбывания наказания, продолжительность их составляет четыре часа (ст. 83 УИК), эти свидания могут дополнительно предоставляться как меры поощрения (ст. 110 УИК), лишение таких свиданий может использоваться как мера взыскания (ст. 112 УИК), а осужденным, водворенным в штрафной изолятор, такие свидания не предоставляются (ст. 114 УИК).

 

Свидания же осужденных с адвокатами направлены на получение юридической помощи (п. 181 ПВРИУ, ст. 6 Закона об адвокатуре). Такие свидания предоставляются без ограничения их количества и продолжительности (п. 183 ПВРИУ). Осужденный не может быть лишен права на свидание с адвокатом ни при каких условиях, а количество этих свиданий никак не зависит от режима исправительного учреждения.

 

Таким образом, краткосрочные свидания и свидания с адвокатами различаются как по своей цели, так и по условиям их предоставления, то есть по своей сути они являются разными видами свиданий. Соответственно, порядок предоставления и проведения свиданий с адвокатами не может регулироваться нормами о предоставлении краткосрочных свиданий. Это подтверждается и тем, что в ч. 6 ст. 83 УИК право осужденных на свидания с адвокатами закреплено отдельно от права на краткосрочные и длительные свидания.

 

Следовательно, свидания (беседы, консультации) осужденного с адвокатом не могут быть отнесены ни к категории краткосрочных, ни к категории длительных свиданий, и порядок их предоставления и проведения не может регулироваться нормами о предоставлении краткосрочных и длительных свиданий. Поэтому и правила для таких свиданий, и комнаты для таких свиданий для общения осужденных с адвокатами не подлежат применению.

 

На практике комнаты для краткосрочных свиданий не отвечают требованиям конфиденциальности, поскольку такие комнаты, как правило, представляют собой помещения, в которых одновременно общаются несколько осужденных и несколько посетителей (как родственников, так и адвокатов). При этом прибывшие на свидание осужденные находятся в одном помещении и не разделены между собой сплошными перегородками. Аналогичным образом не разделены между собой сплошными перегородками и посетители. Соответственно, произносимое адвокатом может быть услышано другими посетителями, равно как все, произносимое осужденным, может быть услышано другими осужденными. Такие условия не соответствуют понятию «конфиденциальность». Помимо этого, все разговоры происходят через телефонную трубку, которая является средством контроля за содержанием беседы. Соответственно, применение телефонной трубки для контроля за содержанием беседы осужденных с родственниками не исключает применение ее с этой целью и при общении осужденных с адвокатами, что также нарушает конфиденциальность общения.

Таким образом, свидания осужденных с адвокатами не подлежат проведению в комнате для краткосрочных свиданий.

 

Ссылки на отдельные источники:

 

[1] п. 8 Основных принципов, касающихся роли юристов: приняты Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, г. Гавана, Куба, 27 авг. - 7 сент. 1990 г. [Электронный ресурс] // Официальный интернет-портал Организации Объединенных Наций. - Режим доступа: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/role_lawyers.shtml. - Дата доступа: 20.11.2019.

 

[2] п. 93 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными: приняты Первым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, г. Женева, 1955 год [Электронный ресурс] // Официальный интернет-портал Организации Объединенных Наций. - Режим доступа: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/prison.shtml. - Дата доступа: 20.11.2019.

 

[3] п. 18 Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой-бы то ни было форме: принят резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи ООН от 09 дек. 1988 г. [Электронный ресурс] // Официальный интернет-портал Организации Объединенных Наций. - Режим доступа: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/detent.shtml. - Дата доступа: 20.11.2019.

 

[4] ч. 2 подп. 2.2 п. 2 Решения Конституционного Суда Республики Беларусь от 26.09.2018 N Р-1144/2018; ч. 4 п. 1 Решения Конституционного Суда Республики Беларусь от 08.07.2016 N Р-1060/2016; ч. 4 п. 2 Решения Конституционного Суда Республики Беларусь от 29.04.2010 N Р-444/2010.

 

конфиденциальность