Негативная практика по конфиденциальности

Установлены случаи, когда исправительные учреждения ссылаются на то, что свидания осужденного с адвокатом должны происходить в порядке и на условиях, определенных разделом 8 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Постановлением Министерства внутренних дел Республики Беларусь от 20.10.2000 № 174 (далее – Правила № 174), и указывают об отсутствии в Правилах № 174 требований об обеспечении конфиденциальности общения осужденного с адвокатом, не учитывая норму п. 3 ст. 6 Закона Республики Беларусь от 30.12.2011 «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» (далее - Закон об адвокатуре), которая закрепляет, что осужденному обеспечиваются необходимые условия для встреч и консультаций с адвокатом с соблюдением их полной конфиденциальности.

Так, в ответе ИК №2 УДИН по Могилевской области от 22.11.2019 (Исх.№29/6/2-13386) указано, что исправительной колонии свидания с адвокатами предоставляются в помещении для проведения краткосрочных свиданий (осужденного и посетителя разделяет стена с окнами, места для общения разделены просматриваемыми перегородками, общение происходит посредством телефонной трубки).

ИК №22 УДИН по Брестской области в ответе от 26.11.2019 (Исх.№29/1/2/-Юр-3) также указывает о том, что свидание осужденного с адвокатом производится по правилам краткосрочных свиданий, которые подразумевают присутствие контролера. Более того, в ответе прямо сообщается о контроле содержания беседы осужденного с адвокатом: «Если никто из представителей администрации учреждения не знает языка, на котором ведется разговор, то для контроля за содержанием беседы может быть приглашен переводчик или другое лицо, владеющее этим языком», что никак не соотносится с конфиденциальностью.

ИК №14 УДИН по г. Минску и Минской области от 02.12.2019 (исх. №29/5/1-4/11324) в своем ответе исходит из того, что названное в п. 2 ч. 1 ст. 48 УПК право защитника на конфиденциальное общение с подзащитным применяется лишь к подозреваемым и обвиняемым, а не к осужденным. При этом иных правовых предпосылок для конфиденциальности общения осужденного с адвокатом ИК №14 не усмотрело, норма п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре в ответе не упоминается.

ИК №8 УДИН по Витебской области от 29.11.2019 (исх. №29/2/2-9798), отвечая на вопрос о наличии помещений для конфиденциального общения с адвокатом, сообщает, что свидания с родственниками и иными лицами [то есть, получается, и адвокатами] предоставляются осужденным в присутствии работника администрации исправительного учреждения. Положение п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре о праве осужденного на конфиденциальность общения с адвокатом в данном ответе также не упоминается в качестве соблюдаемого, однако при этом заявляется, что в ИК №8 "неукоснительно соблюдаются" в том числе "международные стандарты в области соблюдения прав осужденных". Отметим, что международными стандартами предусмотрено безусловное правило о конфиденциальности общения осужденного с адвокатом, что, очевидно, невозможно в присутствии работника администрации исправительного учреждения.

ИК №11 УДИН по Гродненской области от 03.02.2020 (исх. №29/4/1/99) в своем ответе одновременно указывает про соблюдение в этом учреждении требований ст. 6 Закона об адвокатуре [о конфиденциальности общения осужденного с адвокатом] и при этом сообщает, что свидания осужденных с адвокатами проводятся в присутствии контролера либо работника администрации учреждения. Иными словами, конфиденциальность в ее действительном значении отрицается, потому что в присутствии контролера общение не может признаваться конфиденциальным.

Однако подобный порядок проведения свидания осужденного с адвокатом не подразумевает конфиденциального общения, поскольку происходит в условиях, когда контролер, осуществляющий свидание, а равно иные граждане имеют возможность слышать суть беседы адвоката с осужденным.

Подобные ответы свидетельствуют о наличии ошибочных трактовок законодательства и риска нарушения прав осужденных и адвокатов, что не соответствует принципам правого государства.

 

Согласно ст. 70 Закон Республики Беларусь от 17.07.2018 № 130-З «О нормативных правовых актах» а случае коллизии нормативных правовых актов субъекты правоотношений обязаны руководствоваться предписаниями нормативного правового акта большей юридической силы. В силу ч. 2 ст. 70 того же Закона в случае коллизии нормативных правовых актов одинаковой юридической силы и если ни один из них не противоречит нормативному правовому акту большей юридической силы, действуют положения нормативного правового акта, принятого (изданного) позднее.

 

Закон об адвокатуре является актом большей юридической силы по отношению к Правилам № 174 и также является актом, принятым позднее, по отношению к Уголовно-исполнительному кодексу Республики Беларусь, поэтому согласно вышеприведенного правила о разрешении коллизий подлежит применению именно норма п. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, устанавливающая безусловное правило о необходимости обеспечения конфиденциальности общения осужденного и адвоката.